Мышьяк

Нина Сергеевна была обычной учительницей истории, не совсем обычная, а с характером. Жила она в коммуналки с мамой в одной комнате. Так время и пробежало, мама умерла, а сама так замуж и не вышла, да и куда уже. Скоро на пенсию осталось всего полгода, да вот соседи, вроде спокойные, интеллигентные, но ей хотелось, чтоб вместо них была такая, как и она, одинокая женщина, чтобы коротать с ней вечера.

Да еще и живот у соседки появился, и так с ребенком, а будет второй, четверо соседей ну ни как не устраивали старую деву. Семья инженеров получила от треста комнату в коммуналки, и повезло же им вместе с Ниной Сергеевной. Она их часто докучала, пойдите к начальству пусть дадут отдельную жилплощадь. Не ютится вчетвером в одной комнатушки. Они или не отвечали и говорили, очередь долго ждать.

Проснувшись утром, учительница пошла, собираться на работу, как обычно ее пропустили в туалет, пока закипит чайник, пошла умыться. Заварив кофе, стала жарить яичницу, закончив с делами, принялась завтракать. На кухню подошли соседи, и она как всегда начала капать им на нервы. Мол, вы трусливые родители, боитесь руководства, так и будете мучиться в этой богадельни. А как второй появится, сколько мороки будет. Инженер сначала промолчал, а потом посмотрел на нее с презрением, слегка сдерживая ухмылку.

К этому времени кофе стало такое, какое должно быть не горячее и не теплое, что-то среднее как она любила. Допив свой любимый напиток она, взяв сумку, пошла на свою привычную работу. Сидя на сидении в троллейбусе она разглядывала людей, считая, что ее опыт дает ей право знать о них все, только смотря в их лица. Это было ее любимым занятием изучать мимику человека. Знать его слабости и всегда дать в нужный момент совет. Но что-то ей вдруг стало все безразличным, каким-то обыденным и серым

Он с трудом встала и вышла из транспорта и направилась к школе. Зайдя в учительскую, она почувствовало резкую боль в животе и тошноту. Правда, не стошнило, но очень сильно захотелось в туалет. И о, ужас она не смогла подняться, ее как приковало к стулу. Нина Сергеевна попросила коллег отвести ее в уборную, учителя и завуч за все время работы относились к ней уважительно. Кроме школьников, ее не любили за строгий нрав, и назидательные речи по поводу незнания истории.

Ее взяли под руки и хотели вывести, как из платья потекла поносная жидкость и она потеряла сознание. Школьники прибегали кто за мелом, кто за журналом. Их резким окриком выгоняли вон, чтобы они не видели обделанную учительницу, ведь потом будут смеяться. Вызвали скорую, уложили ее на кожаный старый диван времен еще начала века. Медики зашли с носилками и, положив еще живое тело, пошли к машине. Пока они ехали, врач по рассказам учителей перепугался, а вдруг холера. Но потом успокоился при холере стул водянистый, а у пациентки желтый.

В смотровой вызвали инфекциониста и хирурга, первый сказал это не инфекция, значит, хирургу придется, с ней возится. Сделали рентген, на снимке была видна опухоль, нужно было оперировать. Но когда сделали надрез, желудок был нормальный, хирург развел руками, пришлось зашивать порожняком. Отправили на повторный снимок, пока ей ставили капельницу, его проявили. На нем ни чего не было, врачи удивились, мистика. Взяли анализы и отдали в лабораторию. Но в это время она скончалась.

Положив на каталку и укрыв простыней, труп повезли в морг. Патологоанатом посмотрел тело и решил, не торопится с вскрытием, дело в том, что все говорит об отравлении. А если это умышленное, значит, этим будет заниматься судмедэксперт. Принесли пробирку с фекалиями умершими и взяли пробу на мышьяк. Версия анатома подтвердилась, ангидрид мышьяка, старинный яд, используемый в средневековье. Вечером на пиру его подсыпали в вино, а на утро клиент был уже мертв.

С радостью, что не он будет этим телом заниматься, позвонил в милицию и рассказал в чем дело. Приехали двое следователь и судмедэксперт, выслушав анатома, они начали заниматься своим делом. Вскрывать пришлось эксперту, было обнаружено остатки мышьяка в желудке, это и дало ложный след на опухоль. Но когда яд рассосался, второй снимок ничего не показал. Печень была желтая от тяжелого отравления, в крови был обнаружена смертельная доза окиси. Значит злоумышленное отравление.

Для экспертов это дело решенное, а для следователя новая задача, кто и зачем отравил ну не бабку, но почти пенсионерку. Узнав у завуча ее место проживания, он сразу понял, что убийство на почве жилплощади, тем более ни друзей, ни врагов у нее не было. Группа осмотрев квартиру не нашла ни следа мышьяка, только в сифоне под раковиной жалкие следы, да и то только фон. Это мог быть даже крысиный яд. Мышьяк такая штука, что злоумышленник даже не подозревает, с чем связывается. Яд обнаруживается на одежде, руках, да где угодно.

А тут ни одной крошки, если это сделали соседи, то очень аккуратно, наверно держали пузырек в коробке, а подсыпали в перчатках, а потом все выкинули и промыли чашку и раковину чистящим средством или содой она все стирает. Так оно или нет, но дело закрыли за неимением доказательств. Мотив конечно ясен, но инженеры оказались хитрее. После смерти Нины Сергеевны, они спокойно стали распоряжаться ее комнатой. Им ее отдали по закону, так как у них второй ребенок.

Оставьте комментарий